Влияние страшных сказок и мультфильмов на детей

Влияние страшных сказок и мультфильмов на детей

Нужны ли детям страшилки?

О вреде и пользе страшных мультиков, сказок и игрушек


В хит-парадах самых популярных фильмов, мультиков и книг всех времен мы с вами заметим немало ужастиков. А если продавцов в детских магазинах перед очередными праздниками спросить, какие игрушки раскупаются быстрее всего, то мы наверняка услышим, что наравне с безобидными плюшевыми зверушками с полок сметают различных монстров, которых выпускают сейчас практически все компании, создающие игры для детей. Многие родители с удивлением и ужасом обнаруживают, что в фантастических историях детям порой интереснее вовсе не герои, спасающие мир, а злодеи, чудища, безумные ученые и роботы, мечтающие этот мир поработить или уничтожить. Одна из причин этого — мода: у кого-то в классе появилась новая стильная игрушка, и тут же всем невыносимо захотелось такую же. Но эта причина не единственная.

Страшилки — откуда они и зачем?


Есть целый пласт культуры ужастиков, и в детской части он тоже занимает немалое место, особенно в последнее время, с развитием телевидения, интернета и видеоигр. Хотя, конечно, и раньше существовали страшные сказки. Если вкратце описать, о чем все это, то основными темами будут смерть и загробный мир, столкновение с чужим и отталкивающим, страх, боль, потери, испытания. И ведь зачем-то все эти истории появились и передаются из поколения в поколение, но только ли для того, чтобы пощекотать нервы?

Вспомним «Колобка». Эту сказку рассказывают малышам с первых лет жизни. По сути, она о гибели главного героя из-за его беспечности и склонности покичиться ловкостью. В «Коньке-Горбунке» царь, прыгнув в котел с кипятком, сварился — эпизод, достойный фильма ужасов. Сестрицу Аленушку ведьма утопила в пруду, в сказках Афанасьева, Андерсена и братьев Гримм много убийств, страшилищ и жутких подробностей. Сюжеты большинства этих сказок появились гораздо раньше, в древних преданиях народов разных стран, и их образы и символическое значение — это тема для отдельной статьи.

Не лучше ли было бы уберечь детей от всех этих тревожащих переживаний, оставив только добрые сказки, где все дружат, где нет боли, смерти, несправедливости?

Конечно, можно и уберечь, если мы планируем вырастить однобокую личность. Но с первых лет маленькому человечку предстоит расти в меняющемся и далеко не однобоком мире. И как ни крути, а без перемен не будет развития и взросления, без ошибок не поумнеешь, без встречи с предательством не прочувствуешь важности дружбы и поддержки, без встречи со смертью не осознаешь ценности жизни.

О том, что боль, потери, трудности, преодоление страхов, работа над собой — это пути обретения себя, счастья, гармонии с миром, подробно и убедительно поведала в своей книге «Бегущая с волками» юнгианский психотерапевт Эмилия Эстес Пинкола. Она десятилетиями собирала предания и сказки народов мира, чтобы разобраться в их непростой сути и целительном воздействии на человека. Среди них очень много страшных, есть более жесткие версии знакомых нам с детства «причесанных» сказок. И, как ни парадоксально, чем жестче сказка, чем опасней злоключения персонажа, тем сильнее катарсический, исцеляющий эффект для ее читателя!

Взглянув на сказки внимательней, мы обнаружим, что они — уникальный ориентир в хитросплетениях судьбы. Сказка — метафора жизни в помощь взрослеющему человеку, зашифрованное послание о трудностях и путях их преодоления. Язык сказки увлекателен, он понятен в любом возрасте и может быть воспринят, даже когда не работают другие способы донести до человека правду жизни. А страшная сказка точно не оставит равнодушным, она зацепит и в трудные времена напомнит, что есть смысл даже в том, что кажется беспросветным, что отчаиваться нельзя. Стоит ли лишать подрастающее поколение этой подсказки и категорически запрещать страшное?

Где таятся настоящие опасности?


Иногда действительно стоит. Потому что помимо поучительных страшных историй есть такие, которые созданы попросту совсем не для детей, или для детей другой культуры (скажем, в Японии отношение к мертвым и миру духов очень сильно отличается от нашего, потому японские произведения на эту тему могут оказаться непонятными и шокирующими для нашего зрителя). А есть и рожденные недобрыми, нездоровыми и безответственными умами, в том числе из желания заработать на тяге юных зрителей и читателей к острым ощущениям. Такие опусы вряд ли научат чему-то кроме удовольствия от чьей-то боли и других малоприятных вещей.

Как отличить одно, поучительное, от другого, разрушительного, вопрос непростой, решить его могут специальные консилиумы с привлечением специалистов в области культуры и детской психологии. В помощь нам, в попытке объективно оценить степень нравственно-психологической опасности художественных произведений, в разных странах разработаны системы рейтингов.

Страшилки в разных возрастах


Жуткие истории могут надломить психику маленького ребенка и оставить рану в душе на всю жизнь. Поэтому в этой статье мы даже не станем обсуждать возможность показа ужастиков детям до 6-7 лет — это очень деликатная тема.

Хотя и для таких малышей есть довольно мягко обходящиеся с детской психикой произведения. Например, помимо «Корпорации монстров» и «Тоторо», о которых мы еще поговорим, есть забавная книга «Груффало» Джулии Дональдсон и одноименный мультфильм — история о мышонке, который так боялся идти в лес мимо хищных зверей, что придумал страшного монстра, которым всех благополучно пугал… пока сам его однажды не встретил. Финал в этой истории довольно неожиданный, почитайте или посмотрите мультик!

И, к слову, мультфильм «Ежик в тумане» Юрия Норштейна тоже можно назвать страшилкой для малышей, — чем не триллер в жанре саспенс этот одинокий путь Ежика в ночи к Медвежонку? Но именно в этих тревожных моментах в сочетании с моментами переживания красоты и заключена изюминка этого мультфильма. Он учит чувствовать.

Начиная со школьного возраста, по мере укрепления психики, развития самоконтроля, эмоциональной саморегуляции ситуация меняется, дети готовы воспринимать более сложные сюжеты и персонажей. Наступает пора активного общения со сверстниками, и тут поводами для разговоров у детей нередко становятся темы душещипательные, ребята пытаются друг друга удивить, напугать, «взять на слабо». Родители все еще остаются значимыми и нужными людьми для своих детей, но теперь они рискуют превратиться в чужих, если вовремя не примут изменений в жизни детей и не научатся говорить с ними на одном языке, признавая право на собственные интересы, в том числе на страшилки.

А затем наступает подростковый возраст — пора перехода во взрослую жизнь, требующая подтверждения, что ребенок эмоционально, интеллектуально, личностно окреп и готов перейти на следующую ступень. Это время острого переживания темы смерти. Она и раньше волновала ребенка, но теперь его, уже подросшего, тянет к этому, как магнитом. Недаром многие подростки уходят в готическую субкультуру, смотрят фильмы о вампирах и еще более будоражащие, далеко не безобидные ужастики. Это и пора осознания своей инаковости, пора трудностей во взаимопонимании с родными. Все это нередко подталкивает взрослеющих детей искать волшебные дверцы, чтобы уйти в другой мир, пусть и незнакомый и зачастую опасный, как это произошло с Коралиной, героиней сказки Нила Геймана и одноименного мультфильма (а в русском переводе — «Коралина в стране кошмаров»). Уйти от вечно занятых своими делами родителей и обрести новых — не вполне обычных, но очень заботливых, и пусть у них пуговицы вместо глаз, но это что-то новое взамен всему надоевшему привычному. С Коралиной произойдет немало жутковатых приключений, прежде чем она, с большим трудом, но все же вернется в свой мир и взглянет на него и на своих родителей по-другому. И, возможно, эта любопытная и отважная девочка поможет кому-то из настоящих детей — зрителей, — не совершая побегов и безумных поступков, увидеть что-то по-новому в своей жизни.

Страшно? Страшно интересно!


Злобный ученый Фуфелшмерц и секретный агент утконос Перри из мультфильма 'Финес и Ферб' студии Дисней
Если пообщаться с ребенком поближе и задать ему несколько вопросов на тему его любви к книжным и мультяшным злодеям, то можно узнать много неожиданного. Например, зловещий предводитель галактической армии Дарт Вейдер из фантастической саги «Звездные войны» может привлекать вовсе не тем, что он могущественный злодей, а тем, что остатки человечности в нем не дали погибнуть его сыну, Люку Скайуокеру, ценой собственной жизни Вейдера. Главный злодей диснеевского мультсериала «Финес и Ферб» — безумный профессор Хайнц Фуфелшмерц — по сути и не злодей вовсе, а довольно комичный персонаж, даже очаровательный в своих странностях и нелепых попытках завоевать вымышленное Триштатье, и в конце каждой серии его постигает неудача, так что его попросту жалко.

Динозавры — еще один предмет фанатической увлеченности многих детей. Взрослым эти гигантские и далеко не всегда симпатичные вымершие животные обычно кажутся только пугающими. Дети же потрясены их размерами и своеобразной ужасной красотой, грандиозностью.

Детям больше интересно, чем страшно. А даже если было страшно, то потом, героически досмотрев страшилку до конца, дети смогут гордиться тем, что не испугались того, чего боятся даже их родители! Примерно такова природа тяги и к другим монстрам.

Тревожные звоночки

Но все хорошо в меру, говорил Аристотель. И если вы заметили, что ваш ребенок смотрит ужастики слишком часто или всем игрушкам предпочитает только монстриков, пора задуматься. Что за тревожная ситуация его беспокоит и вынуждает отрабатывать и проживать ее снова и снова? Не в учебе ли дело? Не в отношениях ли с одноклассниками и учителями? А может, в вашем общении с ним не все ладно? Если ребенок смотрит страшилки запоем, значит, что-то в этом его глубоко волнует, какая-то внутренняя задача не находит иного решения.

Лило и ее кукла Чуча


Помните диснеевский мультик «Лило и Стич»? У гавайской девочки Лило была одна любимая игрушка: это сшитый ею человечек, весь в заплатках, потрепанный, похожий на зомби. Теперь давайте вспомним историю жизни этой девочки: ее родители погибли в автокатастрофе, со старшей сестрой отношения не складываются, сверстницы Лило не любят, зло смеются над ней. Что для нее этот самодельный человечек? Замена ушедших родителей, единственный друг и собеседник.. до той поры, пока не появится шебутной инопланетный монстрик Стич. И этот заплатанный человечек, и неуправляемый маленький разрушитель Стич — оба они отражения Лило с ее непростым характером и непростой судьбой, все они изгои, не вписывающиеся в общество, пока не найдут своих, пока в них не разглядят их уникальность и не полюбят со всеми их шероховатостями и странностями, со всем их несовершенством.

Присмотритесь: возможно, и ваш ребенок чувствует в себе какое-то несовершенство и оттого ищет себе игрушки и персонажей под стать?

Как быть взрослому?


Многих родителей пугает тяга их детей к уродливому и страшному. Некоторые боятся, что страшная история и неприятные персонажи воспитают жестокого и циничного человека. Но так ли все однозначно? Стоит ли сразу ставить запреты, не разобравшись в степени опасности?

Если ваш ребенок все-таки просит посмотреть или почитать страшилку, познакомьтесь с ней вначале сами. Возможно, там есть тема, которую стоит обсудить с ребенком, что-то важное, чему история могла бы научить?

Если ребенок решил погрузиться в страшилки, постарайтесь быть рядом. Наблюдайте за ним. Если ему станет по-настоящему страшно, если его сердце колотится, если он бледнеет, решите вместе, не пора ли прекратить погружение в мир ужастиков и успокоиться, на время переключиться на что-то другое.

И вообще было бы неплохо, если бы во время или после страшного мультика или книжки вы могли обсудить плоды творческих усилий режиссеров, мультипликаторов и писателей вместе с детьми. «Ну как, страшно было? А как ты догадался, что монстр не настоящий? Давай придумаем, что еще можно было сделать, чтобы спасти мир от того злодея? А ты бы что для этого сделал? А кто бы тебе помог из друзей?» — вот и мостик от придуманных кем-то историй к жизни вашего ребенка.

И, конечно, не нужно смотреть и читать страшилки вечером, перед сном, особенно детям впечатлительным.

Шутите на тему монстров, если видите, что ребенок со страхом не может справиться. Если ребенку кажется, что в доме ночами бывает страшный монстр или Баба Яга, вы можете согласиться и добавить, что приходит это чудище вовсе не для того, чтобы попугать или украсть малыша, а чтобы полакомиться любимым малиновым джемом из шкафчика на кухне, и вообще оно очень стеснительное и само побаивается детей — примерно как это было в «Корпорации монстров».

Но все пугающее оборачивать в шуточную обертку не стоит. Например, тему смерти, потери близких людей. Некоторые темы заслуживают более деликатного обращения.

Что делать, если взрослый не любит ужастики, а ребенок без них не может?


Нет, универсального совета мы не дадим, потому что в каждой семье все будет совершенно по-разному. Если, к примеру, мама или бабушка — существо впечатлительное, пугливое и ранимое, убеждать их посмотреть страшилку, пусть даже это безобидный «Груффало», будет насилием над их личностью.

Если ребенок просит купить ему страшную или просто неприятную для вас игрушку — не отказывайте сразу, не давите своими аргументами. Постарайтесь поговорить с ребенком так, чтобы понять, что так тронуло его, чего ему не хватает в жизни, из-за чего именно этот уродец нужен ему, как воздух. Возможно, выходом станет вовсе не покупка монстрика, а задание слепить его дома из пластилина или нарисовать и повесить на стенку. Это может дать даже больший выход недопрожитых переживаний, чем пассивная по своей сути покупка.

Если вам неприятны страшные истории, вы можете рассказать ребенку об этом, поделиться сомнениями. Признаться, что вы с детства боялись страшилок, — и кто знает, быть может, именно ваш ребенок поможет вам избавиться от ваших детских страхов? Но не стоит навязывать свое мнение, относительно ужастиков тоже, — убеждать, что все это плохо и неправильно. Так вы рискуете потерять единомышленника и друга, а ребенок будет искать себе понимания на стороне, и, скорее всего, найдет.

Судьбоносные ужастики

В 80-е годы в советских кинотеатрах показывали японский полнометражный мультфильм «Босоногий Гэн», основанный на воспоминаниях сценариста, Кейдзи Накадзавы, еще мальчиком пережившего ядерную бомбежку в Хиросиме. Многие дети пришли на мультфильм, не догадываясь, что за зрелище их ждет. А мультфильм оказался очень жестким, он повествовал о том, как рано утром, когда дети шли в школу, американский самолет сбросил на Хиросиму ядерную бомбу. Во всех подробностях было показано, как бомба падает в центр города и что после этого происходит, как люди и звери гибнут в огне и под руинами домов, как они позже умирают в мучениях от лучевой болезни… Однако было там что-то большее. Это история неунывающего, быстро повзрослевшего мальчика, который пережил гибель всей семьи и друзей, научился выживать в новых, непонятных, смертельно опасных условиях, среди голода и болезней, да еще помог спастись другим и не потерять надежду.

25-30 лет спустя те самые дети, посмотревшие тогда «Босоногого Гэна», активно обсуждают его на интернет-форумах. Равнодушных оказалось мало. Кто-то писал, что получил нервный срыв и смотреть фильм было ошибкой. Кто-то признавался, что вышел из кинозала, не досмотрев и до середины, и об этом не жалеет. Кто-то считает этот фильм очень значимой вехой в своем личностном развитии, подготовившей к будущим трудностям. Кто-то требует фильм спрятать, чтобы не травмировал психику людей. Кто-то убежден, что это необходимо увидеть каждому, чтобы не случилось второй Хиросимы. «Гэн» до сих пор вызывает бурные споры, как и трагичный мультфильм японского режиссера анимации Исао Такахата «Могила светлячков» о голоде в Японии времен Второй Мировой.

Ложка меда в бочке дегтя


Но не все так печально и есть хорошие новости для тех, кто любит страшилки, но боится их смотреть: существует пара способов смягчать ужастики.

Во-первых, можно сделать страшного героя милым, симпатичным и безобидным. Такими нам показали чудищ в «Корпорации монстров» студии Дисней. Они не просто не опасны, они вдобавок и сами боятся малышей. Детям весело увидеть таких чудовищ и совсем не страшно. Очаровательными для зрителя становятся одноглазый шарообразный Майк Вазовски с кожей нежно-зеленого цвета и его подружка Сьюзен с шипящими змейками на голове, шерстяной клыкастый великан Салли. Их будни, их манера общения и шутки очень похожи на наши. Герои быстро становятся нам родными и понятными. Это, пожалуй, один из самых удачных мультиков в плане преодоления детских страхов.

В свое время мэтр японской анимации Хаяо Миядзаки снял полнометражный мультфильм «Мой сосед Тоторо» о большом, зубастом и довольно могущественном духе леса, с которым подружилась маленькая девочка Мэй. В этом добром и очень красивом мультфильме есть много моментов преодоления неприятностей, как часто бывает у Миядзаки: болезнь мамы, поиски пропавшего ребенка. И это еще один пример мультфильма, на отлично справляющегося с детскими страхами и тревогами. Неспроста плюшевый Тоторо стал одной из самых популярных игрушек в мире. Даже в Диснеевском мультике «История игрушек» один такой Тоторо стоит на полке в детской.

Второй прием — комизм. Он позволяет убавить остроту переживания страшных и неприятных сторон жизни, ведь чувство юмора — один из самых эффективных защитных механизмов личности. Он чудесным образом преобразует негативные переживания в положительные, делая страшное смешным, а странное — забавным. И тут мы не можем не вспомнить о «Семейке Адамсов», не теряющей популярность уже больше полувека. История Адамсов существует в виде телесериалов, мультфильмов, полнометражных кинофильмов и за время своей жизни на экранах стала настолько популярной, что разлетелась на цитаты и породила множество пародий, а сама инфернальная семейка со всеми своими причудами, пожалуй, одна из самых психологически благополучных благодаря умению ее членов уживаться друг с другом и с миром.

Есть целые мультсериалы, посвященные страхам и попыткам их угомонить с помощью комичных ситуаций и ужимок героев. Помните мультики про говорящего пса «Скуби-Ду»? Все эпизоды сняты по общей схеме: появляется таинственный монстр, всех пугающий или что-то крадущий. Скуби-Ду, его неуклюжий хозяин-разгильдяй Шегги и их друзья начинают расследовать это загадочное дело, время от времени неуклюже унося ноги от жуткого злодея, и, наконец, путем логических рассуждений раскрывают его секрет. И всегда оказывается, что никакой это не монстр, а просто переодетый негодяй, освоивший спецэффекты. Что испытывает зритель в этот момент? Облегчение. И понервничали, и посмеялись от души, и успокоились. Напряжение снято.

Страшилки, как прививки, вводят в нас небольшие, посильные дозы страха, чтобы в будущем мы могли справиться с куда большими опасностями и неприятностями, а еще лучше справляться с ними, включая чувство юмора, оптимизм и здравый смысл, как это делают герои «Скуби-Ду».

Итак, нужны ли детям страшилки?


Давайте подведем итоги. Если страшилки в человеческой культуре появились, то это неспроста. Они — метафора жизни, краткий курс перипетий судьбы с уклоном в мрачные ее стороны. Они — способ принять негативное в жизни и в себе. Они позволяют на время уйти к опасным приключениям от неприятностей, от скучных и предсказуемых будней, нотаций, невнимания со стороны близких, учебных перегрузок, разборок со сверстниками, и зачастую вместе с главным героем увидеть жизнь по-новому. Но в избыточном количестве — а порог восприимчивости к страшному у каждого свой — они могут серьезно навредить.

Сказки, мультики, фильмы и игрушки нужны разные, и добрые, и очаровательные, и страшные, и странные, потому что жизнь разная, ситуации и люди встречаются в ней тоже разные. Будут неприятности, будут потери, будут неоднозначные события. И хорошо, если мы подготовим к этому ребенка — приемлемыми способами, но, главное, не забывая, что каждый из нас заслуживает внимания, поддержки, принятия и права на собственный опыт и внутренний мир, каким бы непонятным для нас он ни был.

Автор - Евгения Орлова

Возврат к списку